Артем Каменистый. Девятый

    Аннотация Это девятая попытка, и он начал понимать, почему предшественникам не везло. Необитаемый остров, море, лес — без разницы: везде лишь смерть. Знания, поспешно вбитые в голову, и сомнительные навыки, усвоенные за несколько тренировок, здесь никого не впечатляют, и пользы от них гораздо меньше, чем от прибившейся местной птицы. И еще люди: могут убить; могут спасти. И дорога для самоубийц, на финише которой караулит все та же костлявая старуха с косой… или кое-кто похуже.

Батаев Владимир Петрович. Wechselbalg (Подменённый)

   Аннотация: Проснуться в незнакомом месте, в чужой постели — с каждым случалось время от времени. И незнакомая девушка рядом — тоже не повод паниковать. Но вот если, оглядевшись внимательней, понимаешь, что чужая не только постель, но мир и даже тело не твоё — это уже на последствия бурного вечера не спишешь. Впрочем, обнаружить у себя заострившиеся уши — это ещё не приговор, даже если эльфов не очень любишь. Может оказаться, что угодил вовсе не в Лориэн, а в самый что ни на есть Альвхейм. Там чудеса, там Локи бродит… А ждать добра от старого рыжего йотуна со специфичным чувством юмора не стоит. Наверняка он во всём и виноват, но кто ж поверит, что настоящий взаправдашний бог бродит по замку, проходя сквозь стены. Магия это одно, ей все альвы владеют, а боги — они на Асгарде, тут-то им что делать. Остаётся постараться выжить и как-нибудь избежать справедливого альвийского суда за преступление, которого не совершал…

Алекс Каменев. Хозяин Замка Бури

              Читать Аннотация Это Фэлрон. Мир стали и волшебства. Здесь Древняя Знать ищет пути возрождения к былому величию, а монархи людских королевств стремятся расширить свои территории. Здесь магические кланы стихий жаждут обладать запретными силами, а бессмертные племена Восточного Леса хотят расширить пределы своего обитания. Мир, куда пришли порождения Бездны. Мир, ставший на пороге великой войны.

Максим Александрович Керн. Альбинос из клана Земли

           Аннотация Будьте осторожны во время грозы. А если повстречаете шаровую молнию, то… Тут уж как повезет. Простому учителю истории Михаилу Александрову не повезло. Хотя это как посмотреть. Судьба дала ему второй шанс, закинув в другой мир, в тело внука главы клана Земли, погибшего на подстроенной дуэли. Магия, кланы, академия, древнее пророчество о Четырехцветном, который уничтожит этот мир. Или спасет?

Николай Анатольевич Капитонов. Иркат. Повелитель страхов

       Аннотация Кто из нас может предположить, какой сюрприз нам подкинет судьба? Так и герой книги сталкивается с неожиданными переменами в жизни или не в жизни, сложный вопрос… Воспринимайте книгу, как простое приключение. Представьте, что на месте героя может оказаться любой из нас. Цель книги — легкое, увлекательное чтение.

Алекс Каменев. Анклав теней

          Аннотация Это Фэлрон. Мир стали и волшебства. Здесь лорды-колдуны древними чарами подчиняют своей воле первозданные силы хаоса, а воины мечами рисуют узоры смерти на поле битвы. Здесь маги обрушивают на врагов ярость могучих стихий, а рыцари в блестящих доспехах побеждают ужасных чудовищ. Мир, где осколки некогда могучей империи пытаются выжить по соседству с бывшими провинциями, превратившимися в сильные королевства. Где аристократы плетут интриги, начиная новые войны и заканчивая старые, а короли пытаются расширить свою власть всеми доступными способами. Это Фэлрон – мир твоей новой жизни.

Владимир Зещинский. Наяль Давье. Барон пограничья

          Аннотация Казалось бы: что такое несколько рядов черточек и закорючек расположенных на желтовато-сером листе? Ну, обозначают они буквы славянского алфавита, придуманного много лет назад монахами Кириллом и Мефодием, ну, складываются они для знающего грамоту в слова и предложения… Но вот, окажется этот листок в руках сотника, и примут на свои спины строевые кони привычную тяжесть всадников и ратного железа, и останутся стоять у ворот женщины, провожая взглядами отцов, мужей, братьев, осеняя их в спину крестным знамением или шевеля губами в наговоре, отводящем беду от защитника и кормильца, от сыночка-кровиночки, от лады ненаглядного. А потом, где-то там, куда унесли ратнинских мужей боевые кони, вырвутся из ножен клинки, изогнут тугие плечи луки, и уставятся смертельными жалами копья в других кормильцев, кровиночек и ненаглядных. Всего несколько строк, а сколько людских судеб они могут изменить!