Владимир Зещинский. Наяль Давье. Барон пограничья

          Аннотация Казалось бы: что такое несколько рядов черточек и закорючек расположенных на желтовато-сером листе? Ну, обозначают они буквы славянского алфавита, придуманного много лет назад монахами Кириллом и Мефодием, ну, складываются они для знающего грамоту в слова и предложения… Но вот, окажется этот листок в руках сотника, и примут на свои спины строевые кони привычную тяжесть всадников и ратного железа, и останутся стоять у ворот женщины, провожая взглядами отцов, мужей, братьев, осеняя их в спину крестным знамением или шевеля губами в наговоре, отводящем беду от защитника и кормильца, от сыночка-кровиночки, от лады ненаглядного. А потом, где-то там, куда унесли ратнинских мужей боевые кони, вырвутся из ножен клинки, изогнут тугие плечи луки, и уставятся смертельными жалами копья в других кормильцев, кровиночек и ненаглядных. Всего несколько строк, а сколько людских судеб они могут изменить!  

Марк Домаха. Ботран

         Аннотация Прожив долгую жизнь, потеряв всех близких и оказавшись в смертельной ситуации умирать не страшно. Тем более если тебя терзает боль, и ты ждешь избавления от нее. Но когда судьба вместо смерти перебрасывает тебя в другой мир. И ты становишься вновь молодым. Тебе снова становится интересно жить. Тянет познать новое и увидеть необычное. И умирать уже никак не хочется. Но смерть все еще ходит за тобой по пятам. И если есть у тебя желание выжить, то тебе надо научиться ее избегать. А для этого необходимы определенные навыки, получение которых в свою очередь связано с риском. Но приз, новая жизнь и необычные способности стоят того.

Владимир Александрович Гаркавый. Перевертыш. Часть 1

          Аннотация В один из обычных майских дней я, Владислав Северцев, возвращался домой с так опостылевшей за последние три года работы и попал в аварию. Моя душа попала в тело четырнадцатилетнего парня скандинавской наружности — светлые густые волосы, ярко-голубые глаза, аристократические, по земным меркам, черты лица. Около ста семидесяти сантиметров роста, сухощавая на этот момент комплекция и довольно крупный костяк. Мое новое тело размещалось в стазис-камере одной из автоматических космических станций предтеч, или Древних людей, прародителей человекоподобных рас в данной галактике.

Владимир Михайлович Белобородов. Хромой. Империя рабства

              Аннотация Мир, где наряду с людьми живут орки, эльфы и экзотические звери. Мир, где царит магия, клинок и рабовладельческий строй. Вот именно последний фактор очень влияет на судьбу молодого инженера из нашего мира. Нет, он не рабовладелец, он раб. Побег. Рабство. Снова побег. Рынок невольников. Рабство у орков. Опять побег. Сможет ли он выжить? Сможет ли он обрести долгожданную свободу? А если сможет, то кем он станет? Купцом, селянином или мелким, вечно голодным воришкой? А может, его ждет иное будущее?..